История России - предмет, который должен знать каждый, от мала до велика!

Возникновение государства Татаро-монгольское нашествие Выдвижение Москвы Кризис Другие страны Реформы Политика Новые направления Формирование государства Революции
Кетола Э. Революция 1917 года и обретение Финляндией независимости: два взгляда на проблему
Отвоевав у Швеции Финляндию, Александр I дал ей в 1808 г. статус Великого княжества и поставил во главе генерал-губернатора, который был высшим должностным лицом и командующим русскими оккупационными вой- сками. После сессии 1809 г. в Борго (Порво), где царь обещал сохранить конституционные права и привилегии, Сейм вновь был созван лишь в 1863 г. Александром II после июльского восстания. Чтобы оторвать Финляндию от шведского духовного влияния, в ней поддерживали положение финского языка как национального. С консолидацией финского националистического течения в 1880 гг. Петербург увидел у своих врат Великое княжество с собственными государственными символами: деньгами, почтовыми марками, законами, языком, со своей культурой, отличной от русской, с более высоким благосостоянием. По мнению финнов, тогда уже сложилась финская нация. Национальный патриотизм, мечты о независимости, стремление к упрочению национального бытия проявлялись в Финляндии на протяжении всего XIX в., но идея отделения от России была столь нереалистична, что значительного движения в ее пользу так и не возникло.

Дух российского империализма требовал унификации империи, распрост- ранения единого управления. Николай II пытался скрепить Финляндию с империей административными мерами: снижал положение Сейма, русский язык сделал официальным, русифицировал финляндское военное ведомство, генерал- губернатору дал диктаторские полномочия. Сопротивление русификаторству приобретало в Финляндии разные формы: всенародные петиции, забастовки военнообязанных, демонстративные отставки чиновников, создание тайных организаций. Политика Николая II подорвала лояльность финнов по отношению к его империи. Культурная элита сторонилась связей с Россией. В период революции 1905 г. путем всеобщей забастовки Финляндия получила всеобщее избирательное право и однопалатный парламент - Сейм.

Начатый П. А. Столыпиным новый этап угнетения и русификации прервала первая мировая война. Ее влияние на Финляндию было двойственным. Цензура и ограничение свободы собраний сковывали нормальную политическую жизнь, но в целом национальное угнетение ослабло. Не в интересах России было возбуждать в условиях войны внутреннее недовольство в Финляндии. Выражением его стала тайная отправка финскими активистами в Германию для военного обучения около 2 тыс. молодых людей. Там из них создали егерский батальон, сражавшийся против России на Рижском фронте. Однако стремление к отделению Финляндии от России проявлялось слабо. Деятельность активистов и егерей широкие круги финляндцев расценивали как авантюризм.

С другой стороны, в годы мировой войны у Великого княжества Финляндского появились общие с империей интересы. Казенные военные поставки в Россию вызвали одну из самых значительных спекулятивных конъюнктур в экономической истории Финляндии. На выборах 1916 г. в Сейм незначительное большинство получила Социал-демократическая партия Финляндии (СДПФ). В ней заметно выделялись растущее реформистское крыло и центристская группа. Старые кадры идейно примыкали к К. Каутскому. Связи с русскими левыми партиями были слабы. Спектр русских левых партий не охватывал финского населения. Исключением были некоторые финны Петрограда, еще до 1917 г. ставшие большевиками. Тем не менее финляндцы ждали новую революцию в России, веря, что она сбросит царские цепи и даст свободу малым народам.

13(26) марта 1917 г. на смену русифицированному финляндскому Сенату был образован финский коалиционный. В него вошли представители СДПФ и блока буржуазных партий2. По отношению к России сенаторы делились на два направления - соглашательское и конституционное. Заместителем председателя стал социал-демократ, глава профсоюзов О. Токой. Председателем Сената по- прежнему являлся русский генерал-губернатор. Заседания посещал он редко, но если голоса сенаторов делились поровну, голос генерал-губернатора был решающим. Финляндия не имела прочной традиции политического правительства. Годы угнетения парализовали развитие императорского чиновничьего Сената. Он не был правительством в полном смысле слова, как Временное правительство России. Ведь Финляндия не была самостоятельной, и избрание высшего исполнительного органа означало бы отделение от России, а до идеи финляндского Учредительного собрания было еще далеко.

Правительство князя Г. Е. Львова издало манифест о Финляндии, как в прежние времена император. Финны с уважением отнеслись к манифесту, как прежде к царским указам. Временное правительство утвердило Сенат О. Токоя, начавший деятельность как лояльный представитель Временного правительства. Легитимность Сената исходила из легитимности Временного правительства. По мнению финляндских буржуазных групп, участие социалистов в Сенате необходимо было для предотвращения возможных беспорядков рабочих, хотя и затрудняло сотрудничество с Временным правительством, где преобладали кадеты. СДПФ была в эйфории от своего парламентского большинства, и ее устремления к власти совпадали с политикой национальной самостоятельности и парламентаризма. Поэтому революция в Финляндии протекала в основном в стенах Сейма, нося конституционный характер.

Советов по российскому образцу в Финляндии не возникло. В крупнейших городах появились финские сеймы рабочих организаций. Состояли они из представителей созданных до войны рабочих союзов, куда бурное время вовлекло множество новых членов, у которых энтузиазма было больше, чем опыта. Поскольку Советов не было, не было и двоевластия, как в России, хотя Сенат Токоя, игравший роль финляндского правительства, оказался расколотым. Его программа исходила из мартовского манифеста Временного правитель- ства. Ее целью стало расширение полномочий Сейма и придание ему права принятия экономических решений и исключение права вето правительства России при утверждении законов. Однако Сенат Токоя и Временное правитель- ство оказались неспособны к столь быстрым переменам. Препятствиями являлись осторожность кадетов в национальной политике 3 и принятие левым парламентским большинством Сейма решений, с которыми кадеты не могли согласиться.

Чтобы успокоить революционных матросов и добиться их поддержки, Временное правительство послало в Хельсинки (Гельсингфорс) своего левого представителя А. Ф. Керенского. Его речи лишь усилили стремление финнов к самостоятельности и добавили трудностей правительству Львова, желавшему сохранить целостность России. СДПФ предложила Керенскому 16(29) марта свою программу с ясно выраженным стремлением к внутренней самостоя- тельности. Внешняя политика оставалась в ведении России. В ответ на запрос заместителя генерал-губернатора барона С. А. Корфа 27 марта (9 апреля) Керенский отклонил предложение о международных гарантиях автономии Финляндии. Переговоры Сената Токоя с Временным правительством не оставили безучастными либералов. Обсуждение проблемы перешло в Юридический комитет. Токой и председатель конституционной комиссии Ю. Мякелин произвели сильное впечатление на кн. Львова откровенностью заявлений и далеко идущими требованиями, о которых Сенат не был поставлен в известность4. В Финляндии на собраниях и в прессе широко обсуждался будущий государственный статус. Новость о признании Россией независимости Польши перелетела из российских газет в финляндские. На официальных переговорах финнов удивляло разное отношение России к финляндскому и польскому вопросам. Российская сторона отвечала: признать независимость Польши все равно, что дать обещание Луне, поскольку территория страны оккупирована Германией. Россия тщательно оберегала свои интересы и права Временного правительства.

Слух, что кайзер Вильгельм II подписал меморандум о желании содейст- вовать на мирных переговорах достижению независимости Финляндии, оказался ложным, но в апрельские дни повлиял на развитие ситуации. Токой заявил в Сейме о необходимости независимости Финляндии. Эта речь вызвала беспокойство в России и у союзных держав, опасавшихся распространения влияния Германии на примыкающей к Петрограду территории. Позиция Токоя выявила, что в Сенате нет единой политической линии в отношении России. Буржуазные сенаторы держались осторожнее, удовлетворялись переговорами с Временным правительством и готовили под руководством А. Туленхеймо законопроект о расширении полномочий Сената.

Растущее влияние Советов в России и усиление левых радикалов побуждали СДПФ к поиску союзников слева. Ее июньский съезд провозгласил целью партии независимость Финляндии и послал делегацию во главе с Э. Хуттуненом на I Всероссийский съезд Советов. Большевики оказали ей там сильную пропагандистскую поддержку, но вряд ли облегчили дело. В глазах умеренных руководителей съезда Советов, меньшевиков и эсеров, программа независимости Финляндии выглядела слишком кардинальной. Игнорируя протесты финнов, меньшевик Р. А. Абрамович подготовил резолюцию с поддержкой передачи Сейму решения всех вопросов, кроме военных и внешнеполитических, но последнее слово оставалось за Всероссийским Учредительным собранием. Руководство съезда Советов видело в этой резолюции лишь рекомендацию. Финские социал-демократы считали съезд Советов эквивалентом парламента, а его решения обязательными для Временного правительства. По мнению представителей финляндских буржуазных партий, съезд Советов был органом неофициальным, а его решения - необязательными к исполнению. Социал-демократы перевели основные положения резолюции съезда Советов в форму законопроекта и под одобрение своего большинства внесли в Сейм наряду с умеренным сенатским предложением Туленхеймо. Тркой поддержал не сенатский, а социал-демократический проект. Стала очевидной невозмож- ность формирования единой линии в этом вопросе в коалиционном правитель- стве правых и левых. Опираясь на развитие российской революции, СДПФ стремилась сосредоточить высшую власть в Сейме, а буржуазные партии, кроме поборников независимости, мешали этому, хотели упрочить положение Сената и сохранить сотрудничество с Временным правительством.

5(18) июля, когда не ясен был еще исход восстания большевиков в Петрограде, Сейм одобрил социал-демократический проект закона о верховной власти. Петрограду виделась в этом часть большевистской операции. Было ли так на самом деле, определенно сказать нельзя. Информация о питерских событиях была неполной и неточной. При обсуждении закона большинство депутатов Сейма считало Временное правительство павшим. Весть о том, что оно вышло победителем из политического кризиса, пришла уже после принятия закона.

Благодаря совместным усилиям Керенского, генерал-губернатора М. А. Ста- ховича, статс-секретаря по делам Финляндии К. Энкеля и буржуазных политиков Временное правительство смогло распустить Сейм и назначить его перевыборы. В знак протеста социал-демократы вышли из Сената. До новых выборов там остались шесть буржуазных министров-сенаторов во главе с Э. Н. Сетяля. Стахович не был противником участия социалистов в Сенате и даже попытался вернуть их, но радикализировавшаяся СДПФ избрала путь восставшей оппозиции. Русский Хельсинкский Совет 150 голосами против 90 при 22 воздержавшихся осудил роспуск Сейма как противоречащий демократии И запретил воинским частям участие в его разгоне. Но не все с этим согласились. Разногласия грозили вызвать в русских войсках кровопролитие, что побудило стороны к осторожности. Кризис миновал без провокаций и насилия.

После первой неудачной попытки возобновить заседания Сейма главный тактик СДСП О. В. Куусинен предпринял попытку определить совместно с ВЦИК Советов государственное положение Финляндии. Куусинен не был тогда ни принципиальным реформистом, ни настоящим революционером и согласовывал тактику с ситуацией в России, пользуясь русской силой во внутренней политике Финляндии. Во ВЦИК был послан разработанный им проект. В соответствии с ним Россия признавала принятый Сеймом закон, а Финляндия - права России на переходный период до решения вопроса о международном статусе Финляндии. Комиссия ВЦИК (меньшевики М. И. Либер, Р. А. Абрамович, В. Н. Розанов) предпосылкой соглашения считала отказ от второй попытки собрать Сейм. Из-за неуступчивости сторон переговоры прервались.

Вторая попытка возобновить работу Сейма состоялась 15(28) сентября под вооруженной охраной революционеров, но заседание не получило законода- тельного статуса из-за бойкота его буржуазными депутатами. Русский областной комитет армии, флота и рабочих Финляндии 20 сентября (3 октября) взял под свое попечение русские правительственные учреждения. Без его согласия никакие распоряжения Временного правительства в Финляндии не выполнялись. Председатель комитета И. Т. Смилга 27 сентября (10 октября) получил под свой контроль русскую службу безопасности охрану народной свободы. Это означало восстание против Временного правительства. Если бы Балтийская эскадра и армия в Финляндии оставались под контролем Временного правительства, то Октябрьская революция в Петрограде оказалась бы в большой опасности. 24 сентября (6 октября) Куусинен встретился с В. И. Лениным, который поделился своими представлениями о будущем ходе революции. В тот же день Ленин отправился из Хельсинки, чтобы осуществлять руководство сначала из Выборга и затем из Петрограда. Хельсинкское военное восстание было бескровным. Борьба шла пропагандистскими и политическими методами, но Временное правительство не имело возможности расправиться с восстанием силой оружия.

В условиях революционного подъема, используя российскую политическую конъюнктуру, буржуазные специалисты вели переговоры о будущем финлянд- ско-российских отношений. Мятеж генерала Корнилова показал, к чему может вести развитие революции. Опасаясь прихода к власти в России правых реакционеров, Сенат Сетяля торопился обеспечить себе право издания административных постановлений, создания государственных учреждений и назначения должностных лиц. Предложение об этом Энкель изложил Керен- скому как раз в тот момент, когда войска Корнилова двинулись на Петроград. Керенский подписал манифест, названный открытым письмом. Он сразу был опубликован в Хельсинки и сохранял силу вплоть до установления в 1919 г. в Финляндии республиканской формы правления. СДПФ энергично протестовала против передачи финских прав правительству России и генерал-губернатору 6. Еще в марте Сенат Токоя поручил Конституционному комитету разработать положения о форме правления и взаимоотношениях с Россией. 20 сентября (3 октября) доклад комитета подписали сторонники направления уступок: председатель комитета К. И. Стольберг, члены - И. Р. Даниельсон-Кальмари, А. Котонен, Ф. О. Лилиус, Ю. К. Паасикиви, А. Раатикайнен, Р. А. Вреде. В работе комитета не участвовали упорные сторонники независимости С. Алкио, И. Гротенфельт, социалисты О. В. Куусинен, Э. Лааксовирта, Ю. Сирола. Комитет предлагал закрепить связь Финляндии с Россией путем принятия государственного закона. Он должен был пройти утверждение в Сейме и на Всероссийском Учредительном собрании. Финляндия получила бы государственное законодательство и правительство, независимые от России. Осуществление внешнеполитической деятельности сохранялось в руках - России, но Финляндия участвовала в ее ведении и расходах. Русские войска оставались в Финляндии до создания ею собственной армии. Последняя в случае войны получала общее с русской армией командование, но действовала бы только в границах Финляндии, если Сейм не даст согласие на ее использование в иных районах. В приложенном к докладу обширном обосновании отмечалось, что интересы России предусматривают безопасность ее северо-западных границ.7 Примечательно, что К. Стольберг и Ю. К. Паасикиви позднее стали президентами независимой Финляндии. Истоки позднейших взглядов президента Паасикиви прослеживаются в этом докладе 1917 г.

Переговоры о расширении прав Финляндии на самоопределение возоб- новились в октябре в Петрограде. Энкель предложил передать царские пол- номочия избранной Сеймом директории из трех лиц. Эту идею Керенский и генерал-губернатор Н. В. Некрасов не одобрили. Тогда буржуазные партии предложили Некрасову новое решение вопроса: Временное правительство своим манифестом и с некоторыми оговорками передаст власть финляндскому Сенату. Это не коснулось бы внешней политики, военных дел и положения российских граждан. Должность генерал-губернатора и его канцелярия уп- разднялись. Вечерним поездом 25 октября (7 ноября) Некрасов и Энкель выехали в Петроград, чтобы изложить новое предложение Временному правительству. Его осуществление предотвратило бы раздел власти с парла- ментскими социалистами в Сейме. Но решение было найдено драматически поздно. Утром 26 октября (8 ноября) на вокзале русской пограничной станции Белоостров Некрасов и Энгель узнали, что Временного правительства больше нет.

Будь подобный компромисс найден еще в мае, возможно, это помешало бы скатыванию Финляндии в социальный хаос и революцию. В ноябре левые истолковывали его как неудачную попытку Сената захватить власть. Раздел власти между Сенатом и Сеймом стал центральным спорным вопросом на парламентских заседаниях и отразился при голосовании предложения о про- возглашении независимости. Захват власти большевиками стал решающим фактором в деле осущест- вления финансовой независимости. Следуя своей национально-политической тактике, Ленин готов был формально признать независимость Финляндии и опасался действий, которые могли быть истолкованы как национальное уг- нетение и, по его мнению, помешали бы развитию революции. Умеренная, лояльная по отношению к Временному правительству финская буржуазия за одну ночь большевистского переворота перешла на сторону независимости. По предложению лидера Сената П. Свинхувуда, избранного из числа буржуазных поборников независимости, Сейм 23 ноября (6 декабря) провозгласил независимость Финляндии. У Сената не было желания признать правительство Ленина, обратившись к нему за признанием государственной независимости, но вскоре выяснилось, что без этого невозможно дипломатическое признание Финляндии другими странами.

источник




Между закономерностями и принципами есть существенное различие

При изучении и исследовании истории России

Источники по истории эмиграции России
История твоего государства - неотъемлемая часть обучения!