История России - предмет, который должен знать каждый, от мала до велика!

Возникновение государства Татаро-монгольское нашествие Выдвижение Москвы Кризис Другие страны Реформы Политика Новые направления Формирование государства Революции
Леонтьев Я.В. Механизм фабрикации следственных дел Всесоюзного центра в 1937 г.
Идеологическое обоснование Большого террора 1937 - 1938 гг. дал февральско-мартовский Пленум ЦК ВКП(б). Главные враги советского государства были названы в основном докладе И. В. Сталина О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников, прозвучавшем 3 марта 1937 г., и в его заключительном слове 5 марта. Резолюцией, принятой 3 марта по докладу Н. И. Ежова Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов, были одобрены мероприятия ЦК ВКП(б) по разгрому антисоветской, диверсионно-вредительской шпионской и террористической банды троцкистов и иных двурушников.

Содержание почти всех докладов и выступлений в прениях на Пленуме сводилось к инквизиторской конкретике. Выступивший на вечернем заседании 25 февраля 1937 г. первый секретарь Башкирского обкома партии Я. Б. Быкин (Беркович), в частности, сказал: С тех пор, как Спиридонова была прислана к нам в ссылку, с первого момента, это, кажется, с 1931 года (т. Ягода точно помнит), и до последних дней она все время работала, и не как сумасшедшая, а как злейший политический враг, и в дальнейшем доказано будет, что она вела и ведет подпольную контрреволюционную работу вместе с Бухариным и его людьми и, как другие ссыльные, имела возможность блокироваться с Троцким и Бухариным против нас До Уфы и в Уфе Спиридонова группируется вместе с другими членами ЦК эсеров, вместе едут группой. Этим мы дали им возможность, чтобы они все время работали, все время имели в действии свое бюро ЦК эсеров, блокировались и объединялись со всеми другими врагами рабочего класса для того, чтобы активно бороться против нашей партии, против Соввласти.

Далее Быкин напомнил о заявлении распинаемого на Пленуме Н. И. Бухарина в связи с показаниями Е. В. Цетлина (одного из основателей комсомола в 1918 г. и первого председателя ЦК РКСМ), возглавлявшего в прошлом секретариат Бухарина: Желая вывернуться от обвинения о блоке правых с эсерами, он говорит: Малограмотно выражаться: цекисты Гоц, Тимофеев и М. Спиридонова, ибо здесь разные партии. Вряд ли Цетлин мог это позабыть. Вот как Бухарин теперь поучает своего гаденыша Цетлина А ведь мы знаем, что и Бухарин, и Троцкий, и Зиновьев, и Каменев объединялись вместе, шли вместе с Гитлером против нашей партии, против социализма. Почему не может Гоц, Спиридонова и Тимофеев объединиться, чтобы идти против нас?

В отличие от право-троцкистского блока, военно-фашистского заговора в Красной армии и некоторых других громких процессов, дело так называемого эсеровского Всесоюзного центра и его ответвлений еще не было освещено в историографии. Источники, хранящиеся в Центральном архиве ФСБ России и в ряде местных архивов, позволяют изучить сценарий этого дела.

Цепь арестов политссыльных, продолжавших самоопределяться в качестве социалистов-революционеров, равно как и бывших членов этой партии, разворачивалась после циркуляра Ежова Об оперативной работе по социалистам-революционерам, разосланного на места 13 ноября 1936 года. Начальники местных управлений НКВД, извещенные об активизации эсеров, якобы приступивших к воссозданию своей партии и организации повстанческого движения и террора, должны были выявить и разгромить эсеровское подполье. Нарком ставил задачу внедрить в эсеровскую среду опытных агентов, особое внимание уделяя ссыльным.

9 февраля 1937 г., в разгар арестов, появился еще один циркуляр НКВД об усилении оперативной работы по эсеровской линии. Его появлению предшествовало подробное спецсообщение Ежова на имя Сталина от 1 февраля4. Нарком докладывал, что в результате агентурной и следственной работы нам удалось вскрыть и приступить к ликвидации широко разветвленного подполья, руководимого ссыльными членами ЦК партии левых и правых эсеров. Ежов утверждал, что для руководства нелегальной работой в областях были созданы областные (или краевые) бюро эсеров преимущественно из видных в прошлом деятелей эсеровской партии и что нелегальными эсеровскими организациями в Союзе руководят [члены] ЦК ПСР - Гоц А. Р., Тимофеев Е. М., Гендельман М. Я., Агапов В. В., Артемьев Н. И., Подбельский Ю. Н., Ракитников Н. И., и члены ЦК левых эсеров Камков Б. Д., Спиридонова М. А., Майоров И. А., Самохвалов М. Д., Каховская И. К. и Измаилович А. А. Ликвидация проводилась в Московской (включая Рязань и Тулу), Воронежской (включая Тамбовщину), Свердловской (включая Пермь) и Куйбышевской (включая Ульяновск и Пензу) областях, Западно-Сибирском крае, а также в Казахстане (нелегальная эсеровская организация из политических ссыльных в Алма-Ате, Чимкенте, Семипалатинске и Петропавловске). Упоминалось также об операции в Азовско-Черноморском крае и говорилось в отдельном разделе о блоке эсеров с организацией правых, троцкистов и децистов. На 1 февраля число арестованных достигало 380 человек и испрашивалась санкция на арест всех перечисленных лиц, за исключением арестованного накануне (27 января) Ракитникова; к 15 марта - 590 человек5. Среди них были арестованные синхронно в разных городах (в основном в первую декаду февраля) жившие на положении ссыльных бывшие члены ЦК ПСР из подсудимых на публичном процессе 1922 г. и бывшие лидеры левых эсеров. Из числа наиболее видных фигур Гоц и В. Е. Трутовский были арестованы в Алма-Ате, Камков - в Архангельске, М. А. Веденяпин - в Чимкенте, Самохвалов - в Остяк-Вогульске (ныне Ханты-Мансийск), Тимофеев, Подбельский и Д. Ф. Раков - в Ташкенте. Спиридонову, ее мужа Майорова и Измаилович, Каховскую арестовали в ночь с 7 на 8 февраля в Уфе. Во всех этих пунктах и в ряде иных мест одновременно были арестованы практически все другие ссыльные, принадлежавшие в прошлом не только к эсеровским, но и к иным политическим группировкам (меньшевикам, анархистам и т.д.).

Следствие, проводившееся Управлением НКВД по Башкирской АССР, заслуживает специального рассмотрения, во-первых, в силу доступности не только следственного делопроизводства, но и мемуарных сочинений, что позволяет провести сравнительный анализ источников. Во-вторых, потому, что в фабрикации дела исключительная роль отводилась уфимской лево-эсеровской четверке, и прежде всего Спиридоновой. В-третьих, важен характер предъявленных им обвинений (важнейшее - подготовка покушения на Сталина и К. Е. Ворошилова). Из опубликованных в недавнее время документов выделяется обширное заявление Спиридоновой от 13 ноября 1937 г. в 4-й, секретно-политический, отдел ГУГБ НКВД.

Опубликовано также пространное заявление в ЦК КПСС, Совет министров и Прокуратуру СССР И. К. Каховской, написанное в конце 1950-х годов. В распоряжении автора имеется несколько отличающийся от этой публикации вариант, распространявшийся в виде машинописного текста бывшей левой эсеркой Б. А. Бабиной, дожившей до 1983 года8. Эти источники дополняются отдельными документами из следственных дел 1937 г. в отношении Спиридоновой, Майорова и Измаилович, опубликованными в сборнике документов Левые эсеры и ВЧК (Казань. 1996), справками из пятитомной Книги памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан (Уфа. 1997 - 2005), а также мемуарами об уфимском деле Г. И. Затмиловой, проходившей по нему вместе со своим мужем, левым эсером П. А. Егоровым, и воспоминаниями сына И. А. Майорова.

Первоначально в основу обвинения, выдвинутого против четверых бывших членов левоэсеровского ЦК, находившихся в Уфе, помимо их участия в руководстве Всесоюзным центром, легло разбирательство о будто бы подготовленном ими покушении на руководителей Башкирской АССР.

источник




Между закономерностями и принципами есть существенное различие

При изучении и исследовании истории России

Источники по истории эмиграции России
История твоего государства - неотъемлемая часть обучения!